Андрей Чеботарев: Риск высокой инфляции — это очень серьезный риск

По заявлению Национального банка РК, в 2021 году инфляция будет постепенно приближаться к верхней границе целевого коридора 4-6% на конец декабря. «Замедление инфляционных процессов будет происходить из-за высокой базы инфляции, сложившейся в 2020 году, и слабого внешнего инфляционного давления. Дополнительное дезинфляционное влияние будет оказывать нормализация роста цен на продовольственные товары. Вместе с тем снижение инфляции будет сдерживаться дополнительным выделением в 2021 году целевого трансферта из Национального фонда РК на сумму 1 трлн тенге», — говорится на сайте ведомства.

О том какие факторы, нужно предусмотреть, чтобы не спровоцировать рост инфляции, в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал аналитик международной инвестиционной компании EXANTE в Казахстане Андрей Чеботарев. 

— Андрей, в релизе Нацбанка говорится, что снижение инфляции будет сдерживаться дополнительным выделением целевого трансферта из Национального фонда в размере 1 трлн тенге. Чем это обусловлено, на ваш взгляд?

— Это логично. Текущий год выдался кризисным — государство выплатило много пособий, продолжает поддерживать бизнес, субсидировать кредитные ставки, предоставило отсрочку по налогам и т. д. На все это мы берем деньги из Нацфонда и собираемся увеличить эту сумму еще на 1 трлн тенге.

Соответственно, чем больше денег поступает в реальную экономику, тем сильнее разгоняется инфляция. Здесь хотелось бы выделить льготные государственные программы. То есть, образно говоря, когда мы субсидируем базовую ставку, то таким образом нивелируем инструменты денежно-кредитной политики. Например, в первой половине года средневзвешенная ипотечная ставка, подсчитанная официально Нацбанком, составляла 7%, что на 2% ниже базовой ставки. Понятно, что такая ставка сложилась за счет льготных программ ЖССБК, в то время как рыночная ставка держится на уровне 15-18%.

Вместе с тем инфляция по итогам августа — 7%, а базовая ставка — 9%, это означает, что сейчас мы имеем реальную ставку 2%. К концу года Национальный банк прогнозирует инфляцию на уровне 8%, таким образом, реальная ставка снизится до 1%. Такой показатель на самом деле достаточно опасный для экономики. Поэтому необходимо обращать внимание на то, что расширение льготных программ подстегивает инфляцию.

Получается, что мы берем еще больше денег из Нацфонда и вливаем в экономику. В свою очередь регулятор просто предупреждает, что инфляция будет снижаться медленнее. На самом деле Национальный банк об этом говорит еще достаточно дипломатично. А должен был сказать, что выделение дополнительного целевого трансферта может увеличить инфляцию.

— Выходит, что, с одной стороны, государство помогает реальному сектору, с другой — ухудшает экономические показатели?

— Вспомним, что не все программы господдержки работали хорошо. Это отмечалось уже не раз, поэтому именно сейчас тот самый случай, когда от этих программ должен быть максимальный эффект. Очевидно, что они предоставляют реальный шанс бизнесу выжить в кризис, развиться, воспользоваться новыми возможностями. Однако надо соблюдать баланс. Так как, повторюсь, риск высокой инфляции это очень серьезный риск. При всем этом не стоит забывать, что в следующем году на рынок может попасть еще более 1,4 трлн тенге из пенсионных накоплений граждан. А это уже напрямую будут их доходы, которыми они смогут воспользоваться для приобретения жилья, ремонта, либо на лечение или образование. Следовательно, такие действия со стороны населения могут привести к повышению стоимости недвижимости, тех же медицинских услуг и т. д., что, собственно, также скажется на уровне инфляции.

— Говоря о субсидировании ставок, стоит вспомнить, что президент страны на прошлой неделе, выступая с обращением к народу Казахстана, поручил принять меры по переориентации ликвидности банков на кредитование бизнеса и прекращению валютных спекуляций. Как вы считаете, удастся ли это осуществить?

— Есть дилемма HR-менеджера: что лучше — дисциплина или мотивация? То есть для того чтобы сотрудник хорошо работал, что лучше — бить его палкой или мотивировать? Так вот, здесь у государства есть палка, оно может ею бить банки и заставлять кредитовать реальный сектор экономики. Но пока ситуация такова, что под ту базовую ставку, которая у нас сегодня установлена, не все захотят брать займы. А заставить БВУ кредитовать по ставке ниже — значит получить проблемы в банках. Как бы потом не пришлось их спасать деньгами из Нацфонда. Безусловно, президент говорит правильные вещи об избыточной ликвидности, которая лежит в нотах, ее много, но доставать ее оттуда надо все-таки не палкой, а мотивацией. Пока есть объективная стоимость денег из-за высокой инфляции, должны работать государственные программы, которые так или иначе субсидируют эту ставку. При этом «выхлоп» от них должен быть максимальным.

Безусловно, идеальной мотивацией для всех, в том числе и для банков, и для заемщиков, было бы снижение базовой ставки Нацбанка. Но это возможно только после снижения уровня инфляции.

— А как вы думаете, в следующем году это достижимо?

— По прогнозу Нацбанка, в 2021 году инфляция должна вернуться в коридор 4-6%. Если мы не будем «раздувать» разные ненужные программы и повышать акцизы на бензин, а также если не случится каких-либо внешних шоков, как с ценой на нефть, то я считаю, что это возможно. Инфляция у нас в основном продуктовая, услуги у нас дорожали меньше. Однако хочу подчеркнуть, что особенность этого кризиса заключается в том, что все события происходят очень быстро. Поэтому есть вероятность, что и инфляция у нас тоже может снизиться быстро.

При этом я против жесткой регуляции цен, потому что даже если официальная инфляция будет фиксироваться на низком уровне, неофициальная все равно останется высокой. Кроме того, как показал опыт СССР, директивное регулирование приводит к дефициту.

Вместе с тем нужно очень точечно изучать, почему растут цены. Например, почему они росли летом на лекарства, было понятно – из-за ажиотажного спроса. Тем не менее фармацевтика — это регулируемый рынок, где государство может применить палку и бить ею законно. Пока оно это делает, на мой взгляд, не очень хорошо. В то же время, если, например, применить «грубые» методы в отношении цен на те же алматинские яблоки, то такие меры могут привести к тому, что этот фрукт вообще пропадет с прилавков и будет продаваться нелегально по завышенной стоимости.

— На ваш взгляд, новое Агентство по стратегическому планированию и реформам Республики Казахстан сможет давать объективную оценку, в том числе о реальном уровне инфляции?

— Я надеюсь, что да. Независимая статистика это важно для открытой экономики. Если раньше у сотрудников Комстата был соблазн подтасовывать данные в соответствии с установленными показателями KPI, потому что те, кто их считал, ими же и управляли, то теперь это будет сделать сложно.

Конечно, я не уверен, что сформируют новое большое агентство, но тем не менее то, что его вывели из состава министерства национальной экономики, уже хороший знак.

Другие новости