ЕНПФ: Между мандатом и свободой

ЕНПФ: Между мандатом и свободой

Отсутствие каких-либо результатов, связанных с передачей средств ЕНПФ в управление казахстанским частным компаниям, как оказалось, наблюдается не из-за каких-то чисто бюрократических сложностей, а концептуальных разногласий о том, как должен выглядеть процесс появления альтернативных игроков.

Консультации Нацбанка с рынком по этому вопросу не привели пока к формированию единого видения, хотя преобладающими оценками остаются все же ожидания, что компромиссные подходы будут найдены и процесс появления частных казахстанских управляющих начнется в 2019 году.

По оценкам председателя правления KASE Алины Алдамберген, наиболее значительным противоречием является возможность выбора вкладчиками будущей управляющей компании. Причем на свободе выбора вкладчиков настаивает не рынок, что выглядело бы естественным, а именно Нацбанк.

По мнению председателя правления «Sky Bridge Invest» Шолпан Айнабаевой, причиной осторожного отношения рынка является необходимость проведения широких рекламных кампаний для привлечения вкладчиков. Причем с учетом уровня финансовой грамотности большинства населения выбор может быть сделан на основе частоты упоминаний той или иной КУПА, в то время как рынок хотел бы, чтобы критериями отбора были существующие компетенции и деловая репутация, а выбор осуществлялся регулятором.

По словам г-жи Алдамберген, как руководителя биржи ее мог бы устроить вариант, при котором передача в управление происходит без участия вкладчиков, поскольку для фондового рынка жизненно важно наличие нескольких институциональных инвесторов с различными стратегиями, вместо одного игрока в лице ЕНПФ. Ее личная точка зрения, однако, состоит в том, что правильным подходом является возможность выбирать самим вкладчикам. На предыдущих стадиях обсуждений в 2016 году глава KASE упоминала возможность перехода к мультипортфельности и выбора стратегии в зависимости от возраста вкладчика.

Одним из аргументов рынка остается также то, что никто не компенсировал казахстанским финансовым группам потери, которые они понесли, развивая свои фонды до момента консолидации пенсионных накоплений.

Быть лучше выросших стандартов

Реинкарнация эпохи частных НПФ, однако, невозможна по целому ряду причин. Одной из них остается то, что на первом этапе частным управляющим компаниям, вероятно, придется иметь дело с крайне ограниченным количеством вкладчиков, сделавших выбор в их пользу. Сбережения «молчунов» при наличии свободы выбора будут продолжать управляться ЕНПФ.

Возможно, одним из подтекстов того, почему рынок является приверженцем мандатов на управление определенными суммами, а не свободного выбора вкладчиков, является как раз необходимость сделать выбор в пользу частных компаний в условиях снижения уровня доверия даже к крупным банковским брендам. В результате затянувшегося процесса появления частных управляющих им, вероятно, придется начинать в качественно иной ситуации, чем конец 2015 и начало 2016 года, когда слабости существовавшего инвестиционного управления со стороны ЕНПФ были очевидны.

Начиная с 2015 года, показываемая ЕНПФ доходность оказывается выше официальной инфляции, при этом фонд резко увеличил валютную диверсификацию своих активов. На конец августа этого года доля тенговых активов в инвестиционном портфеле ЕНПФ — 67,21%. Три года назад — в самый острый момент обесценения тенговых инвестиций — 86,71%.

Последствия скандалов, связанных с коррупцией в ситуации с компанией «Бузгул Аурум», либо инвестированием средств из политических соображений, как в случае с азербайджанским Международным банком, постепенно сходят на нет. Управление ЕНПФ в последние три года также не дает оснований говорить о негативе, связанном с конфликтом интересов регулятора, одновременно осуществляющим надзор в банковском секторе и инвестирующим пенсионные накопления.

На вложения в депозиты казахстанских банков и банковские облигации приходится примерно 17% средств инвестиционного портфеля ЕНПФ, в 2015 году эта цифра составляла около 35%. При этом пенсионные деньги остаются достаточно дорогим фондированием, по крайней мере, для крупных банков.В ситуации с проблемными игроками Нацбанку удавалось обеспечить сохранность пенсионных активов и избежать искушения предоставления кому-либо тенговой ликвидности за счет пенсионных средств. Неясно правда, кто выступил покупателем недавнего выпуска облигаций Фонда проблемных кредитов на 450 млрд тенге под 9% годовых, но использование средств ЕНПФ для этого выглядит крайне маловероятным с учетом ограничений, связанных с рыночностью таких сделок и покупок лишь части эмиссий. Таким образом, частным управляющим компаниям, если речь будет идти о свободном выборе вкладчиков, придетсяформулироватьинвестиционныестратегиис существенно более высоким уровнем доходности и привлекательности, чему ЕНПФ нового образца.

Тяжелый рынок

Смысл привлечения казахстанских частных управляющих компаний — в торговле на местном фондовом рынке, и здесь ситуация опять-таки несколько хуже, чем в 2016 и 2017 годах, когда индекс акций KASE входил в тройку наиболее быстрорастущих на развивающихся рынках. Начиная с июня этого года, рынок акций переживал спад. Происходящее на нем оценивалось как коррекция или вхождение в «боковик».

Сегмент акций может испытать дополнительное негативное влияние, связанное с расширением санкций против России. Появление сразу нескольких институциональных инвесторов способно оживить другие сегменты рынка, при этом им необходимо быть лучше ЕНПФ, средневзвешенная доходность тенговых облигаций в портфеле которого составляет 8,3%, а валютных — 3,8%.При том что рост инфляции, ключевой ставки и стоимости денег в экономике оценивается как весьма вероятный сценарий этой осенью.

Маркетологические возможности частных управляющих компаний также ограничены по сравнению с ситуацией до 2013 года, поскольку ЕНПФ последовательно сокращал за это время комиссионное вознаграждение благодаря централизации. Привлечение вкладчиков с помощью агентов, часто ориентированных на работодателей, также вряд ли может быть популярным сценарием, поскольку выход из числа «молчунов» возможен только в результате индивидуальных решений вкладчиков с соответствующими процедурами. Ссылка на будущие слишком агрессивные рекламные кампании выглядит поэтому некоторым преувеличением.

Налицо достаточно глубокие противоречия, несмотря на отсутствие проявления конфликта интересов в последние два года, диверсификация инвестирования долгосрочно необходима. Возможность выбора инвестиционной стратегии, преодоление представлений вкладчиков, что речь идет не об их личных накоплениях, а о дополнительном налоге, большая транспарентность инвестиционных стратегий и портфелей считались, безусловно, основным направлением дальнейшего развития пенсионного рынка. С точки зрения фондового рынка также крайне необходимо наличие нескольких институциональных инвесторов. Противовесами, однако, выглядят кризис доверия по отношению к частным финансовым институтам, необходимость сразу показывать доходность выше инфляции и снижение интереса к эффективности пенсионных накоплений по сравнению с периодом нескольких громких историй и создания Наблюдательного совета ЕНПФ.

Другие новости