Как будет меняться система здравоохранения в постковидную эру

Пандемия коронавирусной болезни, которая на сегодняшний день вырвалась в первую тройку основных убийц человечества после сердечно-сосудистых заболеваний и онкологии, ускорила процесс перехода системы здравоохранения от симптоматического лечения (sick care) к health care – превентивной, предиктивной, персонализированной диагностике.

Об этом во время своего доклада на iForum 2021 рассказывал Рон Фридман – генеральный директор и сооснователь медтех компании Mawi.

«К 2035 году 45% населения планеты будет иметь хотя бы одно заболевание сердца. Стоимость лечения, любой хирургической операции по сердцу в Америке, например, – это свыше $100 тыс. Это очень дорогостоящие пациенты для страховой системы, для госпитальной системы и для государства в целом», – говорит он.

Одной из самых больших пандемий будущего, которая на самом деле уже сейчас набирает обороты, будет клиническая депрессия.

«18 млн людей каждый год в Америке страдают данным заболеванием. Это одна из причин невозможности человека работать, по факту, инвалидности, в возрасте 15-44 лет. Каждые 12 минут посредством суицида умирает один человек от депрессии. Депрессия запускает механизм развития других заболеваний в нашем организме. Более 10% людей так или иначе страдают хотя бы одним из заболеваний, связанных с параметром mental health (психическое здоровье. – Ред.)», – приводит статистику Фридман.

Он говорит, что наличие какой-либо проблемы – это возможность, поэтому уже сейчас большое количество стартапов играет в нише mental health. И эта ниша будет развиваться.

Рон Фридман также озвучил несколько основных трендов, которые будут запускать радикальные изменения в системе здравоохранения.

1). Анализы, когда по капле крови можно определить содержание любого вещества в организме.

«Это означает, что рынок фармы вообще перейдет на другую модель. Сейчас мы платим за таблетку, а не за результат. Если же можно измерить концентрацию действующего вещества и понять его эффективность с помощью таких ускоренных анализаторов крови, у нас вся фарм-индустрия перейдет в подписную модель, где мы будем платить за результат», – объясняет эксперт.

2). Доставка дронами.

«В Украине логистические сервисы развиты хорошо, мы можем быстро получать медикаменты как на уровне клиник, так и на уровне пациентов. Огромное количество людей в мире не имеет такого доступа к медикаментам по причине отсутствия дорог, транспортной системы», – говорит Рон Фридман.

3). Стволовые клетки для лечения диабета.

«6% населения Земли – это люди с диагностированным I или II типом диабета. Можно по-разному относиться к стволовым клеткам: одни говорят, что это панацея, другие – что это фейковая технология, которая не будет активно использоваться. Дуг Мелтон – один из профессоров Стэнфорда, основал стартап с целью запустить внутри организма выработку инсулина, когда он не вырабатывается у больных с диабетом», – рассказал спикер.

Огромное будущее, по словам Фридмана, лежит в том, что называют Neuralink – технологии брейн-интерфейсов:

«Илон Маск меняет эту индустрию. И зная скорость, которую задает Маск рынку, это будет все скоро. Есть понятная проблема – проблема реабилитации людей после инсульта, с альцгеймером, когда нужно наоборот посылать импульс от конечностей».

Кроме того, громоздкие технологии, такие как ультразвук, будут уменьшаться, появляться в смартфонах, что позволит врачам и клиникам предоставлять помощь более эффективно

Еще один прорыв, отмечает Рон Фридман, – digital twin:

«Это когда мы создаем диджитальную копию объекта и можем ставить на ней различные опыты. Если мы делаем цифровую копию сердца, кардиохирурги могут начать экспериментировать и продумывать путь операции, различных вмешательств на персонализированной цифровой копии именно вашего сердца перед тем, как они полезут в человека и начнут делать какие-то манипуляции, которые могут стать смертельными или неудачными».

По словам эксперта, больший рынок сегодня – все, что называется connected health. Это различные устройства, которые позволяют напрямую передавать данные из своего дома в больницу.

«Врач может анализировать эти данные и помогать вам, лучше поставив диагноз, либо же поменяв стратегию лечения, либо эту стратегию изменить радикально», – объясняет он.

В постковидное время весь фокус внимания будет еще больше смещен с sick care – симптоматического лечения на health care – проактивное лечение.

«Это о превентивной, предиктивной, персонализированной диагностике», – резюмирует Рон Фридман.

Другие новости