Немцев удивила сила российского рубля

Несмотря на годы геополитического давления на Россию, российский рубль в 2019 году сумел заметно укрепиться. Об этом пишет авторитетное немецкое издание Focus. На рубль перестали влиять как западные санкции, так и колебания цен на нефть. Впрочем российские аналитики чрезмерный оптимизм немцев разделяют не до конца.

Политическая напряженность в мире оказывает все меньше влияния на национальную валюту России: рубль укрепляется, несмотря на годы дипломатических кризисов и санкций, удивляется в обозреватель немецкого издания Focus Герхард Шарингер в своей статье под названием «После санкций и шока от цен на нефть: почему рубль сейчас возвращается».

По его словам, «если посмотреть на конфликт обеих атомных держав (России и США) чисто с дипломатической точки зрения, то, как представляется, 2019 год будет таким же, как и годы до него». Ведь в марте и сентябре в США были введены новые санкции против России.

Несмотря на это, «рубль смог в течение года даже заметно укрепиться по отношению к евро и доллару и остается одной из сильнейших валют среди развивающихся стран в 2019 году», пишет Шарингер.

Что же сейчас иначе? Во-первых, в России положительная фискальная ситуация. Многие западные страны завидуют профициту российского бюджета, так как сами давно живут исключительно в долг. Во-вторых, «заметно ограниченное влияние политических новостей на рубль». Это, конечно, не значит, что российская валюта не ощущает геополитической напряженности, но в 2019 году она ощущает ее меньше, считает немецкий автор.

Более того, «снижение процентных ставок в Европе и США побуждает инвесторов все чаще инвестировать в рубль». Спрос растет не только на рубль, но и на российские гособлигации: «С точки зрения международных инвесторов, они являются необычно надежной инвестицией».

«Это правда, что среди всех более или менее ликвидных валют развивающихся рынков в этом году к доллару укрепился только лишь рубль. С начала года отечественная валюта подорожала к «зеленому» почти на 5%. Для ориентира: индекс доллара DXY (взвешенная корзина валют-основных торговых партнеров США), куда входят евро, британский фунт, канадский доллар, швейцарский франк, шведская крона и еще несколько валют, за этот же период вырос лишь на 2,5%», — отмечает Владимир Рожанковский, эксперт «Международного финансового центра».

Почему российский рубль сначала перестал так нервно и резко реагировать на нефтяные цены, а теперь еще и на санкционный негатив?

По мнению Рожанковского, немцы, поющие дифирамбы рублю, забыли упомянуть еще об одном важного для него аспекте.

«По мере усиления доминирования в США внутриполитической повестки (импичмент Трампу и приближающиеся президентские выборы) у конгрессменов при их стандартном восьмичасовом рабочем дне просто не хватает времени ни на какие другие вопросы, беды и треволнения — включая сакраментальный российский вопрос», — считает собеседник.

Рубль уже не падает всякий раз, как штормит на нефтяном рынке. Прямая зависимость ушла. В этом помогло жесткое бюджетное правило, введенное в России. Правда, оно существовало и раньше.

«Однако в первых трех версиях бюджетного правила, уровень отсечения нефтегазовых сверхдоходов не был настолько жестким и недвижимым, как в нынешней четвертой версии. До 2014-2015 годов, практически у всех было стойкое ощущение, что нефть выше 100 долларов — это норма, и дальше будет только выше. Отсюда и гибкие механизмы определения цены отсечения в бюджетном правиле. Естественно, что в таком формате при резком падении нефтяных цен возникала угроза финансовой стабильности, которую и отыгрывали финансовые рынки», ­— объясняет главный аналитик «Центра аналитики и финансовых технологий» Антон Быков.

Новое более жетское бюджетное правило заработало с начала 2018 года. В бюджете заложена нефть около 40 долларов за баррель, тогда как реальная стоимость на рынке выше. Все доходы выше цены отсечения идут в резервы, которые уже достигли своего целевого уровня. Конечно, это защищает и рубль, и экономику России от сильных колебаний нефти.

Проводятся и другие меры, которые постепенно снижают зависимость российской экономики от западной экономики и санкций.

«Россия проводит политику дедолларизации и переход на НДПИ, который поможет слезть с «нефтяной иглы» и удержаться от валютного кризиса, если события будут развиваться по негативному сценарию 2014 года», ­— отмечает вице-президент «РФИ банка» Елена Чижевская.

По ее словам, расти рублю помогает также сделка России с ОПЕК, усиление сотрудничества со странами АТР и БРИКС, и даже новости о продолжении строительства «Северного потока-2» через территорию Дании. А среди внутренних драйверов роста присутствуют нацпроекты и ОФЗ.

Нельзя не согласиться, что рубль теперь слабей реагирует на геополитический негатив в адрес России. И все же полностью абстрагироваться от нового витка санкций не получится.

«Мы неоднократно наблюдали, что новости по поводу введения новых ограничительных мер против России становились стимулом для резкого ослабления курса рубля. Просто по-настоящему значимые внешние новости выходят реже, нежели происходят резкие колебания цен на нефть», ­— вносит долю неизбежности старший риск-менеджер «Алго Капитал» Виталий Манжос.

Эксперты не спешат обольщаться устойчивостью российской валюты.

«Сейчас рублю конечно же помогает и фиксируемый пятую неделю подряд приток средств нерезидентов в российские активы — прежде всего, ОФЗ и дивидендные акции — но я назвал бы это скорее следствием его стабильности, а не причиной. К слову, долларовый индекс РТС с начала года показал прирост в 35%», ­— подмечает Рожанковский.

Чрезмерно оптимистичные прогнозы по рублю, по его словам, необоснованы хотя бы по причине его «низкой сезонности»: в ноябре рубль обычно снижается к мировым валютам.

«Это связано с традиционным сезоном предрождественских распродаж, в ходе которых зарубежные онлайн-продавцы предлагают долларовые мега-скидки, что служит большим стимулом для потребителей со всего мира конвертировать свои нацвалюты в «американца», — объясняет Владимир Рожанковский.

И самое главное, надо понимать, что полностью уйти от геополитики рублю не под силу. Если политический ветер переменится на санкционный, то рубль вновь станет очень уязвимым, предупреждает Быков.

Впрочем, пока США заняты внутренними разборками, а не Россией, можно надеяться на крепкий рубль. Чижевская ждет, что при отсутствии дополнительных рисковых факторов к концу года рубль сохранит торговлю в диапазоне 64-65 к доллару.

«В случае дальнейшего ухода санкционной составляющей из курсообразования рубля (пока все выглядит, что так и будет на самом деле) и при условии сохранения нынешней стабильности нефтяных цен, я склонен видеть рубль продолжающим движение в сторону отметки 60 рублей за доллар в 2020 году», ­— ожидает Рожанковский.

Шансы на такой прогноз, по его мнению, высокие, однако он, конечно, оговаривается, что год для мировых валют, в том числе для рубля, может оказаться непростым и гиперволатильным из-за торговых войн и политических дрязг.

«Не будем забывать, что в долгосрочном периоде российская валюта неизбежно и сильно слабеет по отношению к доллару и к евро. Это не очень заметно лишь по причине деноминации рубля в 1998 году», ­— вносит ложку дегтя Виталий Манжос.

Другие новости