«Роттердам» в законе — скандальную формулу хотят вписать в Налоговый кодекс

«Роттердам» в законе — скандальную формулу хотят вписать в Налоговый кодекс

Фискальная нагрузка на угледобывающие компании вскоре может значительно вырасти, а убыточные шахты вынуждены будут закрыться. Это произойдет, если нардепы поддержат инициативы законопроекта №9271, который привязывает рентную плату за добычу угля в Украине к формуле «Роттердам+». В результате, прогнозируют эксперты, казна получит дополнительно сотни миллионов гривен отчислений. Но заплатить за это придется очень дорого: тарифы на электроэнергию вырастут, а угледобывающая промышленность может не пережить нововведений.

Раскулачить олигархов

Законопроект предлагает привязать стоимость ренты за пользование недрами для угледобывающих компаний к API2 (средней цене угля в порту Амстердама-Роттердама-Антверпена). Отличие от скандальной формулы «Роттердам+» заключается в том, что европейские угольные котировки хотят учитывать не в определении оптовой цены электроэнергии, а для расчета суммы налогов, которые должны будут платить шахты в бюджет. При этом под фискальный удар государства попадает прежде всего ДТЭК, контролирующей 70% мощностей ТЭС и большую часть угледобычи в Украине.

Как украинские семьи продают электроэнергию

«Это старая идея. Суть ее в том, что, если цена на уголь определяется рыночным образом, значит можно ставить вопрос и о рыночном ценообразовании ставки ренты. Если ДТЭК удалось пролоббировать «Роттердам+» для всего угля внутренней добычи, реальная себестоимость которого намного ниже, то нужно заставить платить и ренту от базовой цены того же «Роттердама», — рассказал UBR.ua сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич.

Очевидно, что данный законопроект имеет целью пополнить казну, так как направлен на ликвидацию одной из схем по снижению налоговой нагрузки, в применении которой уже давно обвиняют ДТЭК. Суть ее заключается в следующем: шахты ДТЭК продают посредникам уголь по заниженной стоимости, а те, в свою очередь, перепродают этот же уголь на ТЭС по «нормальной» цене, утвержденной регулятором. Таким образом, холдинг снижает сумму отчислений в госбюджет.

«Законопроект ставит фискальные цели: поднять отчисления за ренту, которая сейчас оплачивается от более низкой цены, чем та, которая сидит в тарифах. Раньше ДТЭК с шахты за 1076 грн./тонна продавал уголь фирме-прокладке и платил с этой цены ренту, а потом продавал этот же уголь на ТЭС за 1500 грн./тонна. Сейчас расценки изменились, и разница в ценах примерно 2000-2500 грн./тонна, то есть речь идет о сверхдоходах в 500 грн. на каждой тонне. Законопроект наполнит госбюджет за счет увеличения рентных платежей собственников шахт на сотни миллионов гривен», — высчитал экс-член Национальной комиссии регулирования энергетики и коммунальных услуг Андрей Герус.

Украина поднялась в рейтинге Doing Bussines

Цена, по которой уголь продается на фирмы-прокладки, не является открытой, но, если отталкиваться от оценок экспертов, то при ставке ренты примерно 1% оплата поднимется с 20 до 25 грн. за тонну. Вроде и немного, но при объеме добычи ДТЭК за 2017 года почти 28 млн тонн угля госбюджет дополнительно получит около 140 млн гривен в год.

Роттердам 2.0

Впрочем, эксперты обращают внимание на подводные камни законопроекта, который по сути создает опасный прецедент и закрепляет в Налоговом кодексе скандальную формулу, завязанную на котировке API2. Хотя при этом значительная часть угля на ТЭС по факту добывается в Украине с куда меньшей себестоимостью, чем в далеких Нидерландах.

Критики обвиняют власти в том, что таким образом они дарят сверхприбыли олигархам. Дело в том, что формула «Роттердам+» прекратить существование 1 июля 2019 года вместе с запуском рынка электрической энергии. Но законопроект косвенно вдыхает в нее новую жизнь.

Третий энергопакет от ЕС: украинцам обещают снижение коммунальных тарифов

«Да, это тот самый «Роттердам+», но он касается ренты, и законопроект не помешает запуститься рынку электроэнергии, после запуска механизма которого аннулируются все нормативные акты, которые не вписываются в новый режим деятельности, когда меняется все, включая роль ГП «Энергорынка» и НКРЭКУ. Хотя и не исключена какая-то юридическая закавыка, которая потом может где-то выстрелить», — прокомментировал UBR.ua эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский.

И хотя проект прямо не устанавливает граничную стоимость украинского угля, фактически он легализует формулу законодательно. По сути, привязка ренты к «Роттердаму» дает основания энергетикам устанавливать цены, ориентируясь на европейскую стоимость угля. Если, к примеру, АМКУ обвинит тот же ДТЭК в картельном сговоре, компания вполне может сослаться на повышенную налоговую нагрузку на шахты. Да и у самих шахт поводов продавать уголь дешевле заграничного станет меньше.

«В честь чего мы должны привязываться при добыче собственного угля к котировке на другом рынке?! Нам нужно создавать собственный рынок. Законопроект мало того, что продлевает срок этой формулы, действие которой истекает через несколько месяцев, он фактически узаконивает эту методику. Законопроект выносит «Роттердам+» из категории пунктов переходного периода в постановлении НКРЭКУ в норму закона. Более того – в норму Налогового кодекса», — недоумевает директор специальных программ НТЦ «Психея» Геннадий Рябцев.

Платежки за отопление потяжелеют на 17%, но не для всех – кому из украинцев повезет

Мало того, в конечном итоге норма может привести к закрытию шахт. Для тех из них, кто находится на грани убыточности, повышенная налоговая нагрузка окажется неподъемной. Впрочем, не исключено, что именно этого и добивается автор проекта. В пояснительной записке он прямо говорит о планах правительства по сокращению убыточных шахт.

«Любая привязка к внешнему рынку имеет смысл только в том случае, если продукция идет за границу, но ведь уголь потребляется в Украине. Некорректно в законе прописывать конкретную формулу и привязывать ее к внешнему рынку. А почему бы не привязываться к австралийскому или к американскому рынку? Это отразится на платежеспособности предприятий, у которых будут вымываться оборотные средства, и фактически может привести к их банкротству. И цель стоит не столько наполнить бюджет и сделать прозрачным рынок, сколько добить угледобывающие предприятия, чтобы их скупить за копейки», – рассказал UBR.ua старший партнер АК «Кравец и партнеры» адвокат Ростислав Кравец.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, Google+, Facebook, Instagram.

Другие новости