Тропой «тигров»: как Австралия раздувает мировой кризис

Экономика Австралии обвалилась на 7% и оказалась в рецессии, самой глубокой со времен Второй мировой войны. Эксперты не исключают, что с этой страны и ее сателлитов может начаться вторая волна глобального экономического кризиса. Так уже было в 1998-м, когда неожиданно был прерван прыжок «азиатских тигров».

Экономика Австралии обвалилась сразу на 6,3% во втором квартале (относительно первых трех месяцев). И на 7% к июню прошлого года. Об этом свидетельствуют данные Бюро статистики страны, обнародованные в среду 2 сентября. Снижение ВВП наблюдалось второй квартал подряд, в предыдущем квартале ВВП сократился на 0,3%.

Таким образом, Австралия оказалась в рецессии, впервые за последние 29 лет. Причем квартальное падение ВВП стало максимальным с начала наблюдений в 1959 году, отмечает Trading Economics.

Министр финансов страны Матиас Корманн назвал семипроцентное снижение ВВП хотя и значительным, но управляемым. Чиновник заявил, что технически правительство его страны справляется с проблемой лучше, чем другие государства.

«Мы находимся в гораздо лучшем положении, чем многие другие страны по всему миру. Великобритания в июньском квартале пережила сокращение на 20%», — цитирует главу Минфина британское издание Ladbible.uk.

Действительно, обвал австралийского ВВП не такой значительный, как, например, в США, говорит эксперт Академии управления финансами и инвестициями Илья Запорожский.

«В США во втором квартале ВВП сократился на 31,7%, в Сингапуре — на 42,9%, Великобритании — на 20,4%, Испании, Франции и Италии — на 18,5%, 13,8% и 12,8% соответственно», — перечисляет Запорожский.

Тем не менее нынешний экономический спад оказался хуже прогноза, обнародованного ранее местным регулятором — Резервным банком Австралии (РБА) — и экспертами. Предполагалось сокращение квартального показателя ВВП на 5,1%.

Во вторник РБА уже увеличил размер кредитной линии для банков до 200 млрд австралийских долларов (или $147 млрд). Это должно сохранить ставки по кредитам на низких уровнях и стимулировать экономический рост, рассчитывает глава РБА Филип Лоуи. Он не исключает и в дальнейшего монетарного стимулирования экономики.

«Регулятору, вероятно, придется объявить о новых стимулирующих мерах», — приводит Trading Economics мнение старшего экономиста Capital Economics по Австралии Марселя Тильянта.

Детализация макроэкономических данных по итогам второго квартала оказалась и вовсе удручающей. Потребительские расходы упали на 12% год к году. А расходы на услуги рухнули почти на 18%. Социальные траты правительства выросли на 41,6% год к году.

Частные инвестиции уменьшились на рекордные 4,9% после снижения на 0,5% тремя месяцами ранее. Это уровень 2000 года.

Объем импорта товаров и услуг во втором квартале просел на 12,9%, а экспорт — на 6,7%.

Активность в сфере транспорта (в том числе авиаперевозки) снизилась на 85,9% год к году. Сфера услуг (отели, кафе и рестораны) обвалилась на 56,1%.

Австралия относительно легко пережила пандемию, быстро сняла ограничительные меры и перезапустила свою экономику. Но почти два месяца назад был введен новый карантин в Мельбурне. Это второй по величине город страны с населением 5 млн человек. Власти опасаются, что новый карантин приведет к росту безработицы в стране до 10% по итогам года.

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», не исключают, что новый мировой кризис может начаться с Австралии. «Экономика Австралии сильно зависит от ситуации в экономике Китая, с которого начались пандемия и спад во всем мире», — указывает заместитель руководителя ИАЦ «Альпари» Наталья Мильчакова, добавляя, что австралийская экономика хотя и обвалилась на рекордные 7%, тем не менее, можно считать, что отделалась пока что легким испугом.
Эксперт БКС Брокер Михаил Зельцер, комментируя официальное вхождение Австралии в рецессию, говорит, что причина этого все та же, что и у других стран — «гуманитарно-экономический кризис». То есть пандемия плюс кризис. И значит, снежный ком может возникнуть где угодно, включая Австралию.

«Но участников рынка питают надежды на прохождение острой фазы кризиса, чему может способствовать ультрамягкая политика Резервного банка Австралии, сохранившего ставки фондирования на уровне 0,25% годовых», — отмечает Зельцер.

Эксперты также проводят параллели с экономическим кризисом 1997-1998 годов в азиатско-тихоокеанском регионе, когда неожиданно обвалились экономики четырех «азиатских тигров» — Южной Кореи, Сингапура, Гонконга и Тайваня, — демонстрировавших высокие темпы экономического развития.

«Рынки азиатского региона сейчас в большинстве своем все еще курсируют в области годовых максимумов. Однако каждый подъем индексов сопровождается постоянными откатами. Динамика неустойчивая. Инвесторы опасаются развития коррекционной волны на фоне перекупленности рисковых активов», — предупреждает Зельцер.

Азиатский кризис 1997 года начинался с падения валют Малайзии и Южной Кореи по отношению к доллару, напоминает Мильчакова. «Потом присоединилась японская иена, но на самом деле причина была именно в экономике Японии, которая оказалась перегретой по объективным причинам, некоторые крупные японские банки участвовали в рискованных операциях, в том числе с финансовыми активами развивающихся стран, и позже объявили о банкротстве», — уточняет эксперт.

Главный валютный стратег датского Saxo Bank Джон Харди пока не видит возможности для второй волны кризиса. Но говорит, что риск имеется.

«Он состоит в том, что восстановление идет медленнее, чем ожидалось. Многие люди сидят без работы, и попытки стимулировать экономический рост могут в конечном счете привести к инфляции и даже к стагфляции (высокая инфляция и высокая безработица — прим. «Газета.Ru») — худшей ситуации, которую только можно придумать, в том числе и для политиков», — пояснил «Газете.Ru» Харди.

Он видит отличия нынешнего кризиса в Азии от кризисной ситуации в конце 90-х. Отличия существенные, но они лишь усложняют возможности для роста ВВП.

«Если смотреть широко, то сейчас мы находимся в ситуации, противоположной той, что была в 1998 году. Тогда тренд на глобализацию должен был вот-вот набрать обороты, в том числе благодаря вступлению Китая в ВТО в 2001 году. Сейчас мы говорим о риске деглобализации, в особенности из-за напряженной ситуации в отношениях США и Китая, которая только ухудшилась из-за коронавируса», — говорит Харди.

В случае разрастания кризиса Россия пострадает одной из первых, полагает ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский.

«Новый кризис приведет к почти гарантированному обвалу цен на нефть. Рубль на этом фоне девальвируется, благосостояние россиян на этом фоне в очередной раз снизится. Если кризис не будет затяжным, то его можно будут пережить благодаря накопленным золотовалютным резервам и средствам в ФНБ», — рассуждает Капустянский.

Если кризис начнется, неважно, откуда он придет, с Востока или Запада, рубль точно окажется под ударом, так как у России важные торгово-экономические партнеры есть и на Западе (Евросоюз), и на Востоке (Китай), считает Мильчакова. «Даже если кризис начнется, допустим, в Латинской Америке, рублю не удастся избежать падения, вопрос только в том, какую роль сыграют Минфин и ЦБ РФ в поддержке нацвалюты. Золотовалютные резервы России превышают $600 млрд, а госдолг низкий, не такой как в 1998 году, следовательно, ситуация сегодня качественно лучше», — заключает эксперт.

Другие новости