Американские страхи укрепили рубль

Неожиданное снижение ставки ФРС и удар по доллару обескуражило и напугало — последний раз американский регулятор так делал в разгар крупнейшего в истории глобального кризиса фондового рынка в 2008 году. Неужели в США решили придержать наступления новой рецессии? России такие шаги могут пойти на пользу.

Всего за две недели до запланированного заседания ФРС американский регулятор совершенно неожиданно берет и снижает ставку на 50 б.п., до 1,25% (верхняя граница диапазона). Это беспрецедентные меры. Рынок крайне удивлен. Во-первых, потому что последний раз такое неожиданное снижение ставки ФРС предпринимал в 2008 году, когда произошел крупнейший в истории глобальный кризис фондовых рынков. Во-вторых, потому что рынок не видит проблем с американской или мировой экономикой, требующей такой спешки, что даже две недели нельзя подождать.

«История с вирусом превратилась в самосбывающееся пророчество. На финансовых рынках фактор эпидемии привел к массовой распродаже активов. Но тут надо учитывать, что подобной коррекции ждали давно, просто не было удобного предлога для «сброса» подорожавших бумаг», — говорит председатель правления банка «Фридом Финанс» Геннадий Салыч.

Но США испугались, что падение на фондовых рынках перекинется на реальную экономику, и разразится новый кризис. Для предвыборного года в США это не очень хорошая история.

«Проблем пока нет, но они почти неизбежно проявятся в ближайшие месяцы. Американская экономика зачастую стоит в авангарде бизнес-циклов, что происходит и на этот раз, заставляя ФРС действовать первой», — считает ведущий аналитик FxPro Александр Купцикевич.

К тому же, в отличие от европейских, японских и британских монетарных властей с их почти нулевыми ставками, у ФРС имеется пространство для снижения ставок, чем регулятор и воспользовался.

В самом ФРС, конечно, успокаивают, уверяя, что признаков замедления экономики пока нет, и он всего лишь действует на опережение. «Но это не совсем так. Большинство крупных компаний, отчитывавшихся за прошлый квартал, сообщали о падении деловой активности, причем не только на китайском направлении. Сам страх перед вирусом провоцирует сжатие объема заказов и срыв поставок», — указывает Салыч.

ФРС хочет разогнать панику, простимулировав экономическую активность, и придержать наступление мирового кризиса. Возможно и другое объяснение неожиданного снижения ставок.

«Активные шаги регулятора стали уступкой американскому правительству и, в первую очередь, Трампу, который открыто призывает снижать ставки», — не исключает Купцикевич, тем более, что у ФРС была возможность пойти на этот шаг, так как курс доллара сильно окреп, и недавно касался трехлетних максимумов.

Впрочем, главный инвестиционный стратег ITI Capital Искандер Луцко считает, что рынок в отличие от ФРС просто недооценивает экономические риски, которые еще и близко не заложены в цену активов.

«Согласно нашему пессимистичному сценарию, волатильность сохранится в ближайшее время — до конца апреля доходность 10-летних облигаций США опустится ниже нуля, золото протестирует 1770 долларов за унцию, и рубль продолжит ослабевать к доллару до 70», — пессимистичен эксперт.

Он ждет, что ФРС на этом не остановится, и уже на заседании 17-18 марта еще раз снизит ставку, если усилится волатильность, что Луцко и прогнозирует. В итоге цикл снижения ставок ФРС закончится в сентябре снижением до 0,25%.

«Даже в случае разработки вакцины против вируса, что случится не раньше сентября, накопленное влияние пандемии на экономику усилит давление на рынки», — считает Луцко.

Цикл снижения ставок американским ФРС и другими центробанками может положительно сказаться как на американской, так и на российской экономиках.

Снижение ставки означает удешевление кредитов для американского бизнеса. Во-вторых, падение ставки всегда играет в сторону ослабления доллара и, как следствие, поддерживает рост цен на нефть.

Глава МВФ Кристалина Георгиева подсчитала, что нефтедобывающие страны уже потеряли около 10 млрд долларов доходов из-за коронавируса.

Снижение ставки поможет в первую очередь американским сланцевикам, которые испытывают трудности из-за падения американского эталонного сорта нефти WTI ниже 50 долларов за баррель. В США уже ждут снижения в марте их добычи, потому что при таких ценах на нефть она становится невыгодной. При этом, сланцевая добыча — самая закредитованная отрасль, поэтому возможность рефинансировать кредиты по более низким ставкам будет как нельзя кстати.

«Помощь сланцевикам не была основной целью снижения ставки, но это им, безусловно, поможет. От низких цен сейчас страдают не только сланцевики. Крупнейшие нефтяные компании США, например, Exxon Mobil уже начали сокращать штат работников», — отмечает Салыч.

Благодаря ослаблению доллара преимущество на мировой рынке получит также «профильный» для Америки экспорт: это программный софт, развлекательный контент, IT и финансовые услуги.

Наконец, Россия тоже может выиграть от смягчения монетарной политики американского регулятора. Собственно, после решения ФРС по ставке падение рубля сразу остановилось, более того, он резко — почти на рубль — вырос к доллару и евро.

«Это решение ФРС вызовет приток иностранных инвестиций в Россию, остановит падение рубля и нефти, а также даст ЦБ РФ больше пространства для снижения рублевой ставки», — говорит Салыч. Его оптимизм основан на том, что бросить все средства на поддержку роста мировой экономики сейчас готовы власти и других стран, в том числе члены ОПЕК+ согласны сократить свою долю на рынке нефти и даже поступиться доходами от экспорта. «Совокупно это должно сработать и дать миру еще какое-то время до следующей рецессии», — считает Салыч.

Еще недавно от российского ЦБ уже не ждали снижения ставки и даже опасались, как бы регулятор не начал снова закручивать гайки. Теперь же есть шанс, что ЦБ продолжит политику снижения ставок, что также создает основу для стабилизации и роста рубля.

«Если худшее на финансовых рынках позади и доллар слабеет, создается основа для роста цен на сырье и ускорение мирового роста. Действия ФРС сначала не были оценены рынками, но они имеют шансы стать поворотным или одним из поворотных моментов»,

— согласен Купцикевич.

Главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович также сичтает, что риски критических спадов и кризисных явлений пока невысоки. В среднесрочной перспективе курс рубля будет оставаться в диапазоне 65-67 за доллар, а падение рубля до 72-80 за доллар он считает маловероятным. «Запаса макроэкономической прочности России хватит для противостояния даже наиболее сложным явлениям в мировой экономике», — считает Покатович.

Впрочем, Искандер Луцко считает, что в отличие от 2008 года, на этот раз одних монетарных мер будет недостаточно для ликвидации эпидемии и ее последствий. Он напоминает, что в 2007-2008 годах ФРС снизила ставки с 5,26% до 0%. Тогда это возымело действие — рынок вырос в пять раз в течение 10-летнего цикла роста. Однако тогда ставки находились на максимумах, поэтому пузырь и лопнул, и нужна была новая ликвидность. Ныне ситуация иная. «Сейчас нет сложностей с ликвидностью, и источник проблемы изначально геополитико-экономический, который уже потом превратится в финансовый. Это усложняет эффективность принятия мер, так как кризис только в начале своего становления», — считает Луцко. Поэтому монетарные меры здесь могут не сработать. По его прогнозу, восстановление будет V-образное, но пока мы еще не достигли дна, которое должно предшествовать стремительному росту, поэтому рынки продолжат снижаться.

По мнению Покатовича, если вирусный фактор пройдет свой пик до конца первого полугодия этого года, то у рынков будет возможность начать восстановительный рост. Но если давление со стороны вируса будет нарастать в течение всего года, то мировой экономике вряд ли удастся удержаться от рецессии.

Другие новости