Апрельский провал: что не так с господдержкой

В карантинном апреле в России выросло производство таблеток, моющих средств и еды. Остальные отрасли производства рекордно просели. Таковы итоги экономического шока, вызванного пандемией, отмечают эксперты ВШЭ. Теперь власти будут вынуждены снимать карантин, даже если пандемия продолжит бушевать. Все равно господдержка оказалась не очень эффективной, а бизнес уже сейчас находится на грани банкротства.

Эксперты проанализировали данные госстатистики за апрель и фиксируют беспрецедентный спад промышленного производства — 6,6% год к году. Это следует из мониторинга Центр развития Высшей школы экономики».

«Первая порция официальной статистики о промышленности в карантинном апреле позволяет точнее оценить размеры экономического шока, поразившего Россию», — — считают его авторы

Валерий Миронов и Алексей Кузнецов.

Обрабатывающая промышленность упала на 10%, добыча полезных ископаемых — на 3,2%, а инфраструктурные сектора промышленности, связанные с производством и распределением электроэнергии, газа и пара, а также с водоснабжением и утилизацией отходов, в целом снизили выпуск на 3,8%, следует из приведённых в мониторинге данных.

Наиболее существенное сокращение в апреле наблюдалось в ряде отраслей, связанных с производством продукции инвестиционного назначения и бытовой техники длительного пользования. Настоящий обвал произошел также в выпуске автомобилей и транспортных средств — за исключением автобусов массой более 5 тонн — что обеспечило снижение выпуска в промышленности примерно на 2 процентных пункта.

Также примерно 1,5 п.п. снижения в равных долях связано с сокращением производства в металлургии, в сфере ремонта и монтажа машин и оборудования, а также с уменьшением выпуска компьютеров, электронных и оптических изделий в целом (даже несмотря на 15%-ный рост выпуска, собственно, компьютеров, что связано с ростом спроса на фоне массового перехода к удаленной работе).

«Столь сильный удар отправил промышленность на уровень примерно шестилетней давности, причем характер и темпы восстановления пока до конца неясны», — считают авторы мониторинга.

При этом в нескольких секторах наблюдался рост, уточняют эксперты ВШЭ. Так, рост производства лекарственных средств составил 13,5%, пищевых продуктов — 3,7%, бумаги и бумажных изделий — 4,2%.

Наращивается и производство химических веществ (+2,4%), в частности, благодаря взрывному росту производства моющих и дезинфицирующих средств.

Апрель был отмечен также почти двукратным увеличением выпуска медицинского оборудования и спецодежды, а также 30–40% увеличением производства консервов и некоторых других видов пищевой продукции.

«Эти факты подкрепляют данные

«Росстата» о наличии в российской промышленности значительного количества незагруженных производственных мощностей», — отмечают эксперты.

Незагруженность мощностей в свою очередь следует учитывать читывать при оценке возможностей господдержки, добавляют эксперты.

Но как отмечается в мониторинге, тенденция роста производства в некоторых секторах затухает. Например, в марте рост производства лекарственных средств и пищевых продуктов был ещё более существенным — 14,6 и 9,3% соответственно. Эти отрасли обеспечили обрабатывающей промышленности в целом рост на 2,6% к марту 2019 года. Уже тогда население России активно готовилось к кризису, и спрос на товары первой необходимости был фактически ажиотажным и маловероятно, что он повторится.

Хотя утверждать что-то наверняка сейчас невозможно. Очевидно одно, что спад в российской промышленности характеризуется меньшими темпами, «чем в малом бизнесе и сфере услуг, которые принимают на себя первый удар кризиса».

Авторы мониторинга отмечают, что по мере окончания локдауна будет все более очевидным необходимость смягчения денежно — кредитной политики Центробанком, действия регулятора будут «приобретать все большее значение, дополняя, в целом, не слишком большие антикризисные ресурсы бюджета».

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru» подсчитывали ранее, что меры государственной поддержки бизнеса и граждан по факту оказываются не очень значительными и оценивается примерно в 3% ВВП (это касается госгарантий и налоговых отсрочек) — против 12% ВВП в среднем в западных странах.

Oбъемы поддержки постепенно увеличиваются, однако скорость выделения средств получателям остается крайне низкой. Получить поддержку от государства пока что смогли только 10% компаний, бизнесмены жалуются на бюрократические препятствия, а также саботаж правительственных мер со стороны банков.

При снижении поступления налоговых доходов, невысоких ценах на нефть и повсеместном урезании госкорпорациями дивидендов становится очевидно, что тратить бюджетные средства на поддержку граждан и бизнеса становится все труднее, отмечает эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский.

«Даже при масштабном выпуске ОФЗ, который достигает нескольких сотен миллиардов рублей за один аукцион. Поэтому оптимальный вариант как для граждан, так и для власти — оставить людей с их проблемами «один на один» с пандемией, но без каких-либо ограничений на работу», — говорит Кричевский, добавляя, что власти, скорее всего, не отменят штрафы за отсутствие масок, несанкционированный проезд и за прочие ограничения.

По мнению Кричевского, выпустить граждан с карантина на работу вопреки продолжающей бушевать пандемии тем более необходимо, что нет смысла даже обсуждать меры господдержки бизнеса.

«Более половины выделенных средств, скорее всего, не дойдет до адресатов, а формулировки по отказам в кредитах бизнесу могут быть самые разнообразные. Уже сейчас очевидно, что даже если и будут сформированы новые пакеты помощи, то лишь при повторной вспышке заболеваемости, то есть, видимо, осенью — зимой текущего года», — считает эксперт.

Рассуждать о том, может государство оказывать поддержку или не может, нет смысла. Никакой реальной поддержки оно оказывать и не начинало. Нельзя же таковой считать компенсацию зарплат в пределах всего лишь одного МРОТ, и то при условии, что бизнес каким-то чудом сам разберётся с остальными расходами — а иначе и этот МРОТ станет не субсидией, а кредитом», — говорит шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв.

По словам эксперта, в Германии даже уличным музыкантам выдали приличные субсидии, «а в России если предприятие чуточку не по тому профилю ОКВЭД прописано, то и на несчастный один МРОТ надеяться нельзя, а только на будущие списания налогов с деятельности, до которой компания уже не дотянет».

Кроме финансовой поддержки целесообразно рассмотреть режим предоставления большей свободы для малого бизнеса, считает руководитель Центра региональной политики ИПЭИ РАНХиГС Владимир Климанов.

«Нужно не бояться предоставлять больше свободы, наоборот стимулировать дифференцированные подходы на всех уровнях — и при взаимодействии федерального центра с регионами, и при взаимодействии власти с бизнесом», — сказал «Газете.Ru» Климанов.

Пушкарев уверен, что необходимо выпускать бизнес из карантина, а не просто МФЦ открывать.

«Нужно выпускать работать, весь бизнес, просто предъявляя адекватные противоэпидемические требования, которые за два с лишним месяца правительство могло бы уже разработать», — говорит эксперт.

И людей нужно выпускать на улицы — с детьми гулять в парках, на воздухе, чтобы поддерживать иммунитет на солнце, как это уже разрешили в Европе.

«Всё равно мы выйдем все из дома. Но народ не ринется сейчас массово ни в кафе, ни в торговые центры. Бояться этого, как делают власти, глупо. Вести себя осторожно конкретный человек либо в принципе способен, либо в принципе нет. Но каждый день карантина подтачивает иссякающие материальные возможности и граждан, и ещё живого бизнеса», — заключает Пушкарев.

«Государство продемонстрировало всесторонний кризис управления, вплоть до неспособности издавать распорядительные документы на нормальном русском языке. Это было сделано по безграмотности исполнителя или в силу саботажа указаний президента — пусть разбираются те, кому положено. Но факт налицо», — сказал «Газете.Ru» эксперт ВШЭ 

Андрей Столяров.

Другие новости