Геннадий Тимченко с партнерами продали «Стройтранснефтегаз»

Источник: Reuters

Структуры, связанные с «Газпромом», выкупили у Геннадия Тимченко, Алексея Митюшова и их партнеров последнего из «большой тройки» крупнейших подрядчиков монополии — компанию «Стройтранснефтегаз» (СТНГ). Об этом РБК рассказали два человека, близких к топ-менеджменту компании. По их словам, сделка была закрыта еще в мае. Продажу подтвердил человек, близкий к бывшим акционерам и собеседник, знакомый с ходом сделки.

Представители «Волга груп» Тимченко (владела 31,5% СТНГ) и Алексея Митюшова (45% акций через ЗПИФ) не ответили на запросы РБК. Связаться с другими акционерами не удалось.

Кто купил «Стройтранснефтегаз»

«Стройтранснефтегаз» — второй по величине подрядчик «Газпрома» после «Стройгазмонтажа» (СГМ), которого структуры монополии выкупили у Аркадия Ротенберга в конце 2019 года. Какая именно «дочка» «Газпрома» купила «Стройтранснефтегаз», источники РБК не говорят.

Окончательным владельцем станет новая дочка газовой монополии «Газстройпром», созданная для консолидации подрядчиков, рассказывали ранее собеседники РБК.

Но пока эта компания участвует в подобных сделках только косвенно. Например, в 2019 году она выдала малоизвестной структуре НАО «Стройинвестхолдинг» кредит в 75 млрд руб на покупку СГМ.

В преддверии продажи в СТНГ произошли и другие изменения, говорят собеседники РБК. Его новым зарплатным банком стал Сбербанк, сменивший «Финсервис», который подконтролен одному из бывших акционеров СТНГ Алексею Митюшову вместе с партнерами.

Гендиректор СТНГ Иван Сибирев с апреля 2020 года также занимает пост первого заместителя гендиректора «Газстройпрома». К тому же, в конце мая СТНГ покинул Вадим Карташян — брат бывшего гендиректора СТНГ Владимира Карташяна, которому принадлежало 5% в компании, говорят два источника РБК.

Сколько заработали акционеры

Геннадий Тимченко и бывшие менеджеры «Газпрома» Алексей Митюшов и Владимир Карташян купили СТНГ в 2013 году у Антона Майкла Рэя, который создал компанию с нуля, ее основным заказчиком была газовая монополия. Сумма сделки не раскрывалась. Но с тех пор выручка компании выросла почти в семь раз, в 2019 году она составила 164 млрд руб.

Основу бизнеса СТНГ по-прежнему составляют подряды «Газпрома», в том числе, на строительство газопровода в Китай «Сила Сибири», обустройство Чаяндинского месторождения, газификацию регионов и так далее.

Цену сделки источники РБК не называют. Но, по словам одного из них, она могла составить около 30 млрд руб. Это в 2,5 раза меньше, чем получил Аркадий Ротенберг осенью 2019 года за другого крупного подрядчика «Газпрома» — «Стройгазмонтаж» (около 75 млрд руб.).

Читайте также

По активам СТНГ сопоставим с СГМ, по выручке — в два раза меньше, следует из их отчетностей. Активы «Стройтранснефтегаза» и «Стройгазмонтажа» в 2018 году составляли 129 млрд руб. и 152 млрд руб. соответственно (данных по СТНГ за 2019 год пока нет). Выручка подрядчика Тимченко, Митюшова и партнеров в 2015—2018 годах составляла 120−190 млрд руб. в год, а компании Ротенберга — 276−362 млрд руб.

В отличие от главного конкурента (СГМ) «Стройтранснефтегаз» редко платил дивиденды. В 2016—2017 годах выплаты составили 8 млрд руб. В марте 2020 года собрание акционеров решило направить Тимченко, Матюшову и его партнерам нераспределенную прибыль прошлых лет в 9,7 млрд руб., говорится в материалах компании, с которыми ознакомился РБК. Таким образом, за семь лет (2013−2020 годы) владельцы подрядчика должны были получить около 18 млрд руб. А общий доход от владения акциями СТНГ (деньги от продажи и дивиденды) могли составить 48 млрд руб.

Накануне сделки компания также щедро заплатила менеджерам.

В 2019 году основной управленческий персонал СТНГ получил краткосрочные вознаграждения в 2,2 млрд руб, говорится в его материалах. Это почти в три раза больше выплат за предыдущий год, которые составили 790 млн руб.

Скорее всего, речь идет о премиях или каких-то других видах бонусов, предполагает председатель комиссии по социально-трудовым спорам московского отделения Ассоциации юристов России, адвокат Павел Андреев. К основному управленческому персоналу могут относиться как топ-менеджеры, так и другие сотрудники компании: четко прописанного понятия в законе нет. Но члены совета директоров к этой категории не относятся, добавил юрист. РБК направил запрос представителю СТНГ.

Как экс-владельцы СТНГ связаны с «Газпромом»

Акционеры СТНГ долгое время были неизвестны. Только Тимченко раскрывал свою долю в 31,5% и говорил, что еще 18,5% принадлежит его родственникам. В феврале 2017 года он сказал РБК, что «семье» принадлежит не контроль, но «минимум половина» подрядчика. Родственник Тимченко получил пакет в 2015 году, выяснил РБК, но его имя не раскрывается. Формально акциями владеет «РКВ Инвест», учредитель — менеджер одной из компаний Тимченко Анатолий Ермолаев.

По словам источников РБК, в 2013 году СТНГ напополам выкупили две группы акционеров: 50% «Волга груп» Тимченко, еще 50% — Алексей Митюшов и Владимир Карташян.

Читайте также

Митюшов проработал в структурах «Газпрома» около десяти лет, Карташян также несколько лет работал в монополии. Митюшов учился на одном курсе с будущим членом правления «Газпрома» Кириллом Селезневым. У бывших акционеров есть и другие связи с Селезневым. Например, его заместитель в «Газпром Межрегионгазе» Наталья Коноваленко шесть лет совмещала эту должность с работой в совете директоров СТНГ. Коноваленко и Селезнев покинули «Газпром» в 2019 году.

Митюшов, Карташян и Коноваленко также несколько лет были акционерами банка «Финсервис» вместе с братом Селезнева Иваном Мироновым. Но Селезнев никак не способствовал покупке Митюшова акций СТНГ, говорили РБК оба топ-менеджера. Бывших однокурсников связывают только «приятельские», «хорошие» отношения, уточняли они.

В 2017 году Митюшов и Карташян передали акции в закрытый паевой инвестиционный фонд под управлением УК «Кэпитал Меркури Траст», рассказывали источники РБК. На конец 2019 года владельцем 45% акций СТНГ был ЗПИФ «Универсальные инвестиции», еще 5% — ЗПИФ «Веркон», оба управляются «Меркури», говорится в материалах СТНГ. Первый фонд связан с Митюшовым: в 2019 году он передал туда акции еще четырех компаний. Второй фонд в 2019 году владел одной из компаний Карташяна. Таким образом, у Митюшова было 45% СТНГ, у Картшаяна — 5%.

Две группы акционеров не ладили и не могли договориться об общей стратегии управления СТНГ, рассказывали источники РБК. Партнеры пытались выкупить пакеты друг друга, но не смогли договориться о цене, добавляли они.

Другие новости