Олигархи девяностых хотят лишить Россию «Столичной»

Двадцать лет ушло у российского государства на то, чтобы вернуть себе права на легендарные советские бренды «Столичная» и «Московская» за рубежом. Но как только РФ добилась этой исторической справедливости, ею воспользовались в своих интересах бывшие акционеры нефтекомпании ЮКОС, арестовав эти водочные бренду в нескольких странах Европы. Россия снова должна спасать свои марки.

Экс-акционеры ЮКОС через суд арестовали права на использование советских водочных брендов на территории стран Бенилюкса (Нидерланды, Бельгия и Люксембург). Об этом сообщило нидерландское издание NRC Handelsblad со ссылкой на представителя бывших акционеров ЮКОСа.

Владелец водочных брендов, ФКП «Союзплодоимпорт», считает решение об аресте принадлежащих ему товарных знаков неправомерным, намерено обжаловать это решение и уверено, что арест товарных знаков будет отменен в судебном порядке.

Бывшие акционеры ЮКОС уже не первый раз пытаются арестовать зарубежные активы российского государства, чтобы вернуть присужденные им Третейским судом Гаагы 50 млрд долларов по «юкосовскому делу». Однако найти такие активы за рубежом не так-то просто. Предыдущие претензии российским юристам удавалось оспаривать, потому что арестованные зарубежные активы принадлежали отдельным россиянам, а не РФ, или находились под дипломатической защитой. И вот, наконец, экс-юкосовцам улыбнулась удача. Россия сама в суде доказала, что легендарные торговые знаки принадлежат государству. Опровергнуть теперь это будет сложно.

Более того, эти активы могут стать первыми, которые продадут в рамках выплаты компенсации бывшим акционерам ЮКОСа. На сентябрь 2020 года уже назначен аукцион по продаже водочных брендов с молотка. И помешать этому будет сложно. Разве что желающих купить российские водочные бренды не найдется.

«Акционеры ЮКОСа могут требовать ареста брендов, пока апелляция по их делу рассматривается, так как это стандартная мера, применяемая в целях обеспечения иска, в том числе после вынесения решения суда», — говорит старший юрист BMS Law Firm

Владимир Шалаев.

Другое дело, что стоимость торговых знаков, скорее всего, будет ниже рынка. Во-первых, на аукционах цена обычно снижается, поэтому бренды подешевеют, отмечает председатель Арбитражного третейского суда г. Москвы, заведующий кафедрой юридического факультета РГАИС Алексей Кравцов. Во-вторых, цена активов может быть ниже, так как вероятны дальнейшие судебные разбирательства в отношении брендов, указывает Шалаев. Однако для акционеров ЮКОСа, скорее всего, значение будет иметь не цена активов, а сам факт проведения аукциона. Ведь за этим аукционом могут последовать подобные иски в других странах.

У России есть надежда на то, что желающих приобрести известные товарные знаки не окажется, и аукцион не состоится.

«Если имущество должника не продано с торгов, то оно должно быть возвращено должнику обратно. Вот тогда у России появится шанс вернуть обратно эти права на бренды»,

— говорит Кравцов. Хотя такой раскрученный бренд, да еще за привлекательную цену, вряд ли останется без покупателя.

С другой стороны, потенциального владельца могут отпугнуть риски судебных тяжб. Не все захотят наступать на те же грабли. Бывший владелец два десятилетия зарабатывал на продаже водки. Но Москве удалось в начале года вернуть свои права на советские бренды, утерянные после развала СССР. Пока только на территории трех европейских стран — Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Но не за горами решения в пользу России и в других странах ЕС. Голландский суд после 17 лет, которые длился процесс, признал, что приватизации советских брендов, на самом деле, не было, и господин Шефлер (бывший владелец) получил эти товарные знаки в ходе приватизации в 90-х незаконно. Да и сумма, уплаченная тогда за товарные знаки, была смехотворна.

Компания Шефлера в итоге не только лишилась права продавать водку под советскими брендами (пока только в трех европейских странах). Бизнесмен также должен отдать России всю прибыль, полученную от продажи водки «Столичная» и «Московская» в странах Бенилюкса более чем за 20 лет. По экспертной оценке, речь идет о 6 млн евро в виде чистой прибыли, которые должен вернуть Шефлер. Но это касается только трех европейских стран. Тогда как водка под этими брендами продается по всему Евросоюзу, а также в США.

Этот прецедент дает России шансы на победу в судах других государств. И речь может идти уже о сотнях миллионах долларов. Если предположить, что в каждой европейской стране (28 членов ЕС) продажа водки под советскими брендами могла принести не менее 6 млн долларов, то заработок по всей Европе мог составить в районе 200 млн долларов. И это без учета самого крупного рынка с точки зрения прибыли от продажи российской водки — американского. Активы компании Шефлера — Spirits International — исходя из финансовых отчетов оценивались более чем в 2 млрд долларов.

Если не остановить первый аукцион, то у России возникнет серьезная проблема.

Бывшие акционеры ЮКОСа могут начать настоящую охоту на торговые знаки во всех других странах.

Как только Москва вернет себе права на водочные бренды в очередной стране, бывшие юкосовцы будут бежать в местный суд с иском об аресте и продаже этих прав с аукциона. Для России это будет замкнутый круг.

Сами юкосовцы вернут таким образом лишь малую долю от тех 50 млрд долларов (а вместе с набежавшими процентам уже 57 млрд долларов), которые Третейский суд в Гааге обязал выплатить Россию.

В декабре 1996 года права на 43 товарных знака, включая водку «Столичная» и «Московская», были проданы за скромные 300 тыс. долларов. Тогда как Счетная палата подсчитала, что стоимость бренда «Столичной» составляла не менее 400 млн долларов. На западе эксперты оценивали стоимость товарного знака вообще в 1,8 млрд долларов. По максимуму, то есть в случае продажи с молотка советских прав по всей Европе, юкосовцы могут рассчитывать на возврат лишь 3% от общей суммы компенсаций с процентами.

Скорее всего, на большее им рассчитывать не приходится. Россия давать 50 млрд долларов бывших акционерам ЮКОСа не намерена, даже если разрушится последняя надежда по апелляции.

Судебный процесс с бывшими юкосовцами — это еще один долгий юридический спор, идущий 15 лет. Первое решение по нему вынес Третейский суд Гааги в пользу бывших акционеров почившей российской нефтекомпании. Сделано это было летом 2014 года, в разгар гибридной войны Запада против России. От России как государства потребовали выплатить сенсационную сумму в 50 млрд долларов. Сам ЮКОС никогда столько даже не стоил. Да и суд не присуждал так много ни разу за всю историю. Даже после Второй мировой войны с фашистской Германии не требовали такой огромной суммы. В 1945 году лидеры антигитлеровской коалиции на Ялтинской и Потсдамской конференциях выставили счет всего в 20 млрд долларов в качестве репараций (половина приходилась на долю СССР).

Однако юкосовцы недолго радовались. Уже в 2016 году Окружной суд Гааги отменил решение Третейского суда по апелляции РФ. И это тоже была сенсация, потому что таких отмен отродясь не было.

Аргументы у России в этом деле сильные. Во-первых, экс-акционеры ЮКОСа не являлись добросовестными инвесторами. Контроль над активами этой компании был получен ими с помощью целого ряда незаконных действий, включая сговор и подкуп должностных лиц. Во-вторых, экс-акционеры ЮКОСа массово уклонялись от уплаты налогов, нелегально выводили активы за рубеж, отмывали деньги и прочее, говорили в Минюсте РФ. Схемы ухода от налогов и вытягивания денег из федерального бюджета ЮКОСом — это прекрасные истории для понимания того, что творилось в 90-е.
Наконец, третий аргумент России состоит в том, что решение суда «не соответствует позиции Европейского суда по правам человека», который в постановлении от 20 сентября 2011 года по делу ЮКОСа против РФ отказал в признании нарушения ст. 18 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Вопрос в том, принимает эти аргументы суд или нет. Первый — Третейский суд в Гааге — аргументам России не внял и встал на сторону экс-акционеров. Потом Окружной суд Гааги посчитал наши слова обоснованными, и встал на сторону России. Третий суд снова слова нашей защиты проигнорировал, и занял позицию акционеров ЮКОСа, признав легитимность суда Гааги. Но это еще не конец.

«У России остался единственный шанс оспорить последнее решение в Верховном суде Нидерландов, чем Россия и воспользовалась, подав жалобу в мае 2020 года. Этот суд и поставит точку в этом деле», — говорит Алексей Кравцов.

Не стоит забывать про украинский «Нафтогаз» и другие украинские компании, которые пытаются через Гаагский трибунал взыскать с российского государства компенсации за крымские активы. Только один «Нафтогаз» вместе со своими дочками требует от России 7 млрд долларов, но сумма постоянно растет. Россия в этих судах даже не принимает участия: Москва не признает юрисдикцию международных арбитражных трибуналов по «крымским» делам и платить не собирается. Другое дело, что «Нафтогаз» периодически пытается найти и арестовать активы РФ, ровно как и экс-акционеры ЮКОСа. Последние дали украинцам направление, где «копать».

Другие новости