Пирог не режется: кто мешает Евросоюзу принять «план спасения»

Проходящий сейчас саммит европейских государств обнажил ряд проблем, угрожающих целостности Евросоюза. На грани выхода из ЕС вслед за Великобританией могут оказаться пять стран во главе с Нидерландами. Это станет реальным сценарием, если лидеры стран не согласуют семилетний бюджет и «план спасения» экономики от вызванного пандемией кризиса.

Лидеры 27 стран Евросоюза в ходе чрезвычайного саммита пытались принять семилетний бюджет в размере €1 тлрн и план спасения пострадавшей от коронакризиса экономики, что должно обойтись еще в €750 млрд Переговоры лидеров стран начались в пятницу и продолжились в выходные. В понедельник, 20 июля, была предпринята четвертая попытка утвердить расходы.

Еще до начала саммита было понятно, что он не будет простым. В Евросоюзе сложились несколько противоборствующих лоббистких групп, и каждая борется за свои идеи. Главным несогласным оказался премьер-министр Нидерландов Марк Рютте. На него даже жаловался глава правительства Венгрии Виктор Орбан.

«Я не люблю искать виноватого, но этот голландец — настоящий ответственный за неурядицы», — цитировало агентство Reuters венгерского премьера.

Об упорстве Рютте в отстаивании своей позиции сообщал на своей странице в Facebook и премьер Италии Джузеппе Конте. Еще в минувшую субботу он заявил, что страны должны прийти к соглашению в воскресенье, потому что затягивание переговоров никому не выгодно. Но в воскресные попытки договориться не увенчались успехом.

«Мы начинаем третий день переговоров, и он, наверняка, будет решающим», — говорила в воскресенье канцлер Германии Ангела Меркель. Но в ночь на понедельник страсти еще больше накалились. По утечкам с саммита, о которых сообщали европейские СМИ, президент Франции Эммануэль Макрон вышел из себя, ударив кулаком по столу. Причина все та же — нежелание Нидерландов, Швеции, Дании и Австрии подписывать план восстановления.

Более того, к группе этих стран, прозванных «прижимистой четверкой», присоединилась еще одна — Финляндия. То есть позиция несогласных в ходе переговоров даже укрепилась, а шансы утвердить смету антикризисных расходов понизились.

Документы на саммите ЕС считаются утвержденными не простым большинством голосов и не двумя третями, а только при условии единогласного одобрения.

Теперь «решающим» днем саммита считается понедельник, 20 июля. Четыре дня переговоров не рекорд для Европы, отмечает шеф-аналитик TeleTrade Петр Пушкарев. «Самый длинный саммит ЕС был в 2000 году в Ницце — пять дней. Тогда решалась тема поэтапного вступления в ЕС 12 новых стран. Казалось, что ничего важнее этого быть не может», — говорит Пушкарев.

К сегодняшним переговорам председатель Европейского совета Шарль Мишель предложил компромиссный вариант документа. Вызвавший наибольшие возражения план экономического восстановления после пандемии предложено оставить в прежнем объеме (750 млрд евро), но переформатировать соотношение грантовой части и кредитной. Объем грантов (их возвращать не придется) должен составить 450 млрд, а кредитной части — 300 млрд Заемные средств страны ЕС будут должны выплачивать до 2056 года.

Но «скаредная четверка» наиболее богатых стран и примкнувшая к ним Финляндия выдвинули контрпредложение. Общий объем помощи наиболее пострадавшим от пандемии странам юга Европы снизить до 700 млрд евро, а соотношение грантов и кредитов сделать равным — по 350 млрд евро.

А если будете плохо себя вести

Главный вопрос, в действительности, не в сумме, а в механизме расходования долговых средств, объясняют эксперты. Торгуются не только и не столько за десятки миллиардов евро, сколько за принципы распределения средств, считает Пётр Пушкарёв.

«Четверка скряг» предлагает контролировать сообща, на какие именно цели Италия, Испания и другие с страны, по-максимуму потрепанные вирусом, будут расходовать деньги. Нидерланды и Дания, например, требуют, чтобы менее зажиточные страны, получив безвозвратные субсидии, как они полагают, «за их счет», проводили бы еще правильные экономические реформы», — уточняет Пушкарев.

«Правильные реформы» — это значит экономить на всем, урезать социальные расходы, как в случае с Грецией, чья экономика рухнула в 2008 году. Разумеется, никакой стране не понравится, что ей будут указывать, как лучше выходить из кризиса, на чем экономить, а где, наоборот, стимулировать экономический рост, указывают эксперты.

На этой почве разгорелся и политический конфликт. «Виновником торжества» в этом случае считается венгерский премьер Орбан. ЕС неоднократно критиковала Орбана за ущемление в его стране свободы слова, покушение на независимость судебной системы и другие демократические свободы. Глава кабмина Венгрии нередко игнорировал рекомендации ЕС. И, разумеется, он выступил против предложенной нормы о замораживании финансовой поддержки тем странам, которые пренебрегают демократическими ценностями.

Орбан пригрозил, что Будапешт наложит вето на договоренности, если в них будет такое ограничение. И даже предлагал выйти из Евросоюза тем странам, которым не нравится предложенный механизм выхода из кризиса.

«Основоположники ЕС обвиняют правительства Венгрии и Польши в недостаточной приверженности демократии и грозят оттяпать у них в счет их «политических грехов» изрядный кусок финансового пирога», — иронизирует Пушкарев.

Европейские эксперты считают, что нынешний саммит в очередной раз продемонстрировал «ахиллесову пяту» Евросоюза. В отличие от унитарных государств, ЕС так устроен, что не может брать на себя долги отдельных стран путем выпуска общих облигаций. Центробанк определяет объем кредитования и может напечатать сколько угодно денег. А долги по ним берут на себя страны-члены ЕС. Это подрывает устойчивость всей финансовой модели еврозоны и ЕС в целом, не дает возможности создать полноценный валютный союз.

«Зная, как функционирует ЕС, было очевидно с самого начала, что амбициозное предложение главы Евросовета Шарля Мишеля будет значительно смягчено и расходов может оказаться недостаточно, чтобы справиться с масштабным кризисом», — поясняет «Газете.Ru» руководитель отдела макроанализа

Saxo Bank Кристофер Дембик.

Саммит показывает, насколько глубока фрагментация ЕС и что национальные интересы часто преобладают, даже когда речь идет всего лишь о нескольких десятках миллиардов евро, добавляет Дембик. «Учитывая уровень язвительности и разочарования, достигнутый на саммите за последние дни, это соглашение, вероятно, будет иметь глубокие долгосрочные последствия для функционирования ЕС и усилит раскол между его Севером и Югом и даже, возможно, подтолкнет Нидерланды к выходу из ЕС. Доверие между государствами-членами, основанное на добросовестном сотрудничестве, подорвано», — заключает эксперт Saxo Bank.

«Отсутствие возможности еврозоны брать на себя долги отдельных стран путем выпуска общих облигаций способна усилить дезинтеграционные тенденции на европейском пространстве. Эта уязвимость фактически существует с момента создания ЕС, и в текущих условиях европейское сообщество, действительно, может столкнуться с сильнейшим испытанием на прочность», — говорит инвестиционный стратег «БКС Премьер» Александр Бахтин.
Совершенно очевидно, что внутри ЕС существует несколько мощных разнонаправленных течений, но вопрос даже не в том, что кто-то пострадал больше, а кто-то — меньше. Помощь нужна всем, отмечает член совета директоров компании FinExpertiza Агван Микаелян. И если страны будут затягивать решение вопроса, отложат решение на следующий раз, то больше всех пострадает самая большая экономика ЕС — Германия. «А Германия умеет отстаивать свои интересы», — намекает Микаэлян на положительный исход саммита.

Видео дня. Режим “удаленки“ пропишут в Трудовом кодексе РФ

Другие новости