Ресторанов станет гораздо меньше?

Фото: Александр Демьянчук/ТАСС

Практически все рестораторы жалуются на то, что обещанная государством поддержка по зарплатам и беспроцентным кредитам пока себя не оправдывает. При ближайшем рассмотрении все оказывается не так просто, беспроцентные кредиты получить крайне сложно, а вот под небольшой процент — пожалуйста.

Поэтому уже сейчас многие сети, например такая, как та, в которую входит «Шоколадница», «Ваби-Саби» и «Кофе Хауз», заявляют, что после окончания карантина они будут вынуждены как минимум сократить число заведений вдвое. Но проблема сетевых ресторанов среднего звена в том, что они закредитованы «под оборот». Это вполне нормально в период роста, но оказывается весьма проблематичным в период спада. Для других после снятия режима самоизоляции может случиться некоторый всплеск потребительской активности. Но, скорее всего, он продлится недолго, считает владелец ресторанов Uilliam’s и «Уголек» Илья Тютенков.

Илья Тютенков, владелец ресторанов Uilliam’s и «Уголек»: «Сейчас самый большой спрос на ясновидящих. Технически мы можем и 1 июня, и 1 июля открыться. Но зачем? Открывшись, ты сразу усиливаешь свою долговую историю. Конечно, может быть всплеск активности людей. Потому что сейчас такой очень большой внутренний запрос начать хотя бы просто общаться, встречаться, людей живых видеть. Мы откроем ресторан, а у людей нет денег».

По словам президента Федерации рестораторов и отельеров Игоря Бухарова, уже 35% нью-йоркских ресторанов и отелей обанкротилось, еще не открывшись, такая же ситуация во французском Ментоне. В России все еще драматичнее. Игорь Бухаров даже не хочет сравнивать ситуацию в его отрасли с кризисами 2014, 2008 и 1998 годов.

Игорь Бухаров, президент Федерации рестораторов и отельеров России: «Нет, это 1990-е, нас еще мировой кризис накроет. Проблемы кризиса 2008-го и 2014 года до этого времени не были решены. Если мы откроемся 1 июня, уйдет с рынка порядка 35-40%, если откроемся 1 июля, — больше. Даже если люди доживут до этой истории, отсрочив все свои платежи, непонятна платежеспособность населения. Этого никто не знает, и просчитать это сегодня невозможно. В Ухане из 12 ресторанов у нашего коллеги два только открыты, и то люди не ходят. Вопрос стоит о том, как нас будут открывать, так как нас первыми закрыли. Я думаю, что открывать нас будут последними».

Сокращение неминуемо, но оно, скорее всего, будет не столь масштабным и не столь драматичным для успешных проектов, чуть более оптимистичен создатель и совладелец целого ряда московских баров, такого, например, как Help & Friends Bar, Дмитрий Соколов.

Дмитрий Соколов, совладелец московских баров: «Я думаю, что мы ничего не закроем после карантина, а дальше посмотрим, что будет на рынке. Я думаю, что, наверное, 30% заведений закроются, — те заведения, которые были максимально нерентабельны, у которых изначально было больше проблем, чем у других, плюс те, которые не договорились с собственниками помещений. Сейчас все гадают по поводу платежеспособности и потребительского спроса, это будет все понятно буквально через две недели после открытия карантина в общепите. Если адекватные собственники помещений, всегда с ними можно будет договориться, особо бежать некуда никому. Любой рантье, который этим бизнесом занимается, понимает, что проще получать хотя бы что-то, чем вообще ничего не получать и платить налог».

Все опрошенные Business FM рестораторы жалуются в первую очередь именно на неопределенность будущих условий аренды. Пока что большинству из них удалось заморозить ситуацию. Но это временно. Кроме того, для перезапуска потребуется вновь договариваться с поставщиками, перед которыми они остались должны. И где взять эти деньги при перезапуске, не совсем понятно.

Видео дня. Нефть ниже, доллар выше

Другие новости